четверг, 24 февраля 2011 г.

Теряя зависимость

Все больше модных брендов стремятся работать на российском рынке самостоятельно, отказываясь от услуг бывших партнеров. Интересно, чем это может обернуться для брендов, дилеров и покупателей?


Простимулировав хорошими скидками в кризисные годы покупателей отдать зачастую последние деньги на одежду (а читая ленту фейсбука могу отметить что таких примеров было немало) и тем самым не понеся огромных потерь, продавцы уже с год как вернули цены на свои докризисные места. В то же время сами производители и правообладатели, ощущая последствия кризиса и сделав выводы в более глобальном масштабе, пришли к выводу что пора оптимизировать расходы уходя от дилерской системы и открывая свои офисы. Россия - действительно щедрый и богатый пример. Право продавать самые знаменитые марки, такие как Dolce & Gabbana, Giorgio Armani, Brioni, Gucci, Kiton, Tom Ford, Ralph Lauren, YSL, Bottega Veneta, Rolex, Chopard, Tiffany & Co, Pasquale Bruni, Rolex, Patek Philippe в Москве принадлежит эксплозивно небезызвестной компании Mercury, успешно представляющей российским покупателям немало достойных брендов. Стоит ли говорить о прибыли, если речь идет о таком рынке, таком городе и таких марках.


Михаилу Куснировичу, на мой взгляд, досталась доля похуже, но и его Bosco di Ciliegi не бедствует, представляя в России такие марки как ETRO, Jil Sander, Moschino и Paul Smith. Даже с Armani они смогли договориться только на линию Emporio, которую они, впрочем, не стесняются продавать по таким же ценам, как Mercury продает более высокие линии, но синьора Армани, похоже, все устраивает.

Джамиль Ко, еще более закрытая и непубличная, чем Mercury, тоже не один год экслюзивно представляла и представляет на российском рынке такие бренды, как Burberry, Salvatore Ferragamo, Sonia Rykiel, Wolford, Escada и Hermes. Последний решил не продлевать контракт, заканчивающийся в мае этого года, и впредь работать в России самостоятельно. Prada еще в прошлом году заявила о своих намерениях открыть собственный офис в Москве, и с большой вероятностью сделает это уже к концу этого года. Gucci уже несколько лет думает о том же. Рано или поздно, это должно было случиться, и дилеры это подразумевали, начав диверсифицировать свои бизнес-направления еще пару лет назад.


Bosco di Ciliegi придумали с нуля и стали весьма успешно развивать свой собственный бренд Bosco Sport, производящийся, правда, в Китае, но не уступающий по цене итальянским. А заодно и добились права одевать в него российскую и несколько других олимпийских сборных. Кроме того, Михаил Куснирович попробовал взять стратегию на выход на другие рынки, купив один бутик Kenzo, зато в Милане. Вместе с принадлежащим им ГУМом и развитием собственной сети бутиков Bosco Sport компания едва ли обанкротится, да и многие марки от нее наверняка не уйдут в ближайшем будущем.


Mercury тоже давно готова понести некоторые fashion-утраты и выровнять общий баланс своими новыми направлениями. Недавно они купили целый аукционный дом Phillips de Pury, хоть на тот момент и убыточный и никому не нужный, зато третий по масштабам вслед за Sotheby's и Christie's. Инвестиции в новое здание и проведенный недавно весьма прибыльный аукцион с новыми ценовыми рекордами рисуют только радужные перспективы перед новыми владельцами. А Концертный зал в Барвиха Luxury Village, вместе с действительно огромным портфелем знаменитых брендов, а в придачу к ним и недвижимостью, в которой эти самые бутики находятся, заодно с ЦУМом, ресторанами, отелями и некоторыми другими собственными начинаниями и вовсе сводят всяческие риски получить ощутимый урон от потери какого-либо бренда к минимуму.


Вот ДжамильКо скоро лишится пожалуй самого авторитетного своего бренда, и независимо от оставшихся других, в том числе масс-маркетовых марок одежды, будет в проигрыше. Хотя лично я рад тому что Hermes будет управлять своими бутиками напрямую, потому что это пожалуй единственные пара бутиков, где персонал до сих пор не научили вежливости. И если в Столешниковом раз на раз не приходится, то персонал бутика Hermes в ГУМе я бы с радостью уволил в полном составе за профнепригодность. За годы работы кто-то научился правильно продавать люкс, а кто-то нет. И можно сколько угодно говорить о том что финансовые показатели (которые никому недоступны) могут быть высокими, но понимания отношения к покупателю, как, например, у компании Chanel, у некоторых до сих пор не сложилось, а впрочем им с их временными контрактами этого и не нужно было.


Ввезти в Россию, растаможить и правильно оформить бухгалтерию самостоятельно многие до сих пор не решаются. Хотя такие сильные и уверенные марки как Chanel, Christian Dior и Louis Vuitton, хоть и вынужденные отправлять новые коллекции в Россию зачастую раньше чем в другие страны чтобы успеть официально пройти все таможенные, санитарно-гигиенические и прочие процедуры, уверенно делают это и получают больше прибыли, чем те кто продолжает работать с дилерами. Впрочем, для некоторых, сравнительно небольших марок, открывать свой офис попросту невыгодно. Jimmy Choo собираются вскоре открыть свой монобрендовый магазин совместно с российским партнером, Manolo Blahnik, то появляющийся то исчезающий из Москвы (но не с ее тротуаров) тоже продолжает работать именно через дилеров.

Как бы то ни было, но процесс начался. Уверен, это пока лишь исключения из сложившихся правил, а не массовый исход. Но что будет дальше и как это отразится на нас, покупателях, а точнее ценах и ассортименте, посмотреть и узнать будет интересно.