суббота, 11 декабря 2010 г.

Пино Навар

Наверное каждый ждал, что кризис что-то перевернет в люксовой индустрии. И если даже не кардинально, то все же ощутимо. Этого не произошло, если не считать закрытия пары непопулярных журналов (при том что столько же появилось и новых) и отмены нескольких показов на неделях моды. А некоторые вообще использовали кризис с пользой для себя - например, Dolce&Gabbana вернули под свой контроль линию D&G, отобрав лицензию у обанкротившейся Ittierre, а заодно и подняв цены так, что зимняя кофта с оленями этой, второй линии стоит теперь 30 000 р. Хорошо хоть качество повысилось, а то пришлось две вещи даже первой линии нести назад в Третьяковский - банально сломались: ремешок питоновый облез, и от "бляшечки" болтики отвалились.

Главный российский люксовый ритейлер Mercury (как раз отвечающий за Dolce&Gabbana в Москве) тоже не разорился, и даже приобрел в собственность третий по величине и значимости аукционный дом Phillips de Pury & Company, автомобили Lamborghini от них никуда не ушли (интересно предположить к кому могли?), а сезоны распродаж снова стали короче.

Изменения начались уже после кризиса. Причем изменения на том уровне, когда это может серьезно задеть всю цепочку посредников, от фабрики - до прилавка.

Корпорация LVMH Бернара Арно потихоньку и втихаря (но в рамках закона) завладела существенным пакетом акций Hermès Group, что вызвало панику одних, и огромный интерес остальных. И хотя Арно заявил, что не собирается даже претендовать на место в совете директоров, "заявили" и на него, заставив надзорные органы Франции рассмотреть законность этой сделки. Больше всего показывает беспомощность Hermès то, что такое произошло в принципе. Хотя акции и LVMH, и Hermès Group свободно котируются на бирже, обычно у таких гигантов есть информация о том, кто покупает существенные пакеты акций. В некоторых случаях компания даже сама выкупает свои акции, чтобы и поднять их стоимость, и не позволить другим завладеть ими в больших количествах.


А теперь другой французский люксовый гигант -  PPR, принадлежащий Франсуа Пино, отчитавшись о росте прибыли готовится к крупным изменениям - продаже и поглощению. Пока официального заявления не было, но в сведущих кругах поговаривают, что концерн собирается приобрести ни много ни мало - Burberry Group PLC, которой, как не трудно догадаться, принадлежит бренд Burberry. Для покупателя это может ничего и не значить, однако для компании это может все изменить. Обладание контрольным пакетом или даже несколькими местами в совете директоров могут позволить ветировать ключевые решения, менять поставщиков и подрядчиков, ценовую политику и дилеров в разных странах, и даже сменить дизайнера. 



Представители PPR пока официально заявили лишь о том, что сам Франсуа Пино более заинтересован в приобретении какого-нибудь часового бренда.  Однако, глядя на принадлежащие PPR бренды -  Gucci, Balenciaga, Yves Saint Laurent, Sergio Rossi, Boucheron, Bottega Veneta, Alexander McQueen (50%), and Stella McCartney (тоже 50%), а также не-люксовый но очень прибыльный спортивный бренд Puma - Burberry в любом виде представляется отличным дополнением.

Деньги, которые могут пригодиться для столь ценного приобретения, концерн планирует освободить от продажи принадлежащего им же производителя мебели Conforma.